Статья №11. Тяжелый авианесущий крейсер проекта 1143.5 «Адмирал Флота Советского Союза Кузнецов». Часть 2. «Адмирал Кузнецов» покидает Севастопольский рейд.

Дата: 24 Январь 2014 Рубрика: Надводные корабли ВМФ СССР и РФ Комментарии: 2 коммент.

65078_1000

Каждый день в дорожную полицию обращается масса людей с заявлениями об угоне автомобиля. Автоугоны — это дело уже давно привычное. Иногда угоняют электрички, иногда даже самолёты. Но угнать авианосец… А ведь история знает такой уникальный случай. Это произошло в 1991 году.

  Находясь на Севастопольском рейде «Кузнецов» становится заложником политической ситуации. Президент Украины  Леонид Кравчук объявляет всенародный референдум, на котором будет окончательно поставлена точка в разделе имущества.

  Если бы не были приняты тогда решительные действия Главного штаба ВМФ и Северного флота, то судьба авианосца скорее всего сложилась бы трагически. Наверное бы его ждало разоружение под присмотром американцев, как это было с ТУ-160, которые частично утилизировали на Украине под аплодисменты американцев или постигла бы судьба ТАКР «Варяг» проданного в Макао и теперь стоящего под флагом Китая и в первую очередь в противовес России, на дальнем Востоке.
В ночь с 30 ноября на 1 декабря 1991 года ТАКР (в ВМФ России – ТАВКР)   «Адмирал флота Советского Союза Кузнецов» под командованием капитана 1 ранга В.С. Ярыгина вышел в Черное море для перехода к месту приписки –  Североморск.

a91ebae7c01d

Первый командир тяжелого авианесущего крейсера «Тбилиси» («Адмирал Флота Советского Союза Кузнецов») В.С. Ярыгин командовал кораблем с 1987 по 1992 год.

 Первый командир ТАВКР «Адмирал Кузнецов» , (1989 г.) ВИКТОР   ЯРЫГИН: «30 ноября 1991года в 23 часа 40 минут, накануне референдума на Украине, мы снялись и ушли. И когда президент Украины объявил о том, что все что находится на Украине, его –  мы уже были не его. Мы уже были российские».

  Авианосец, который создавался для Северного флота пробирался к месту службы почти тайком. Он навсегда уходил из той страны и из той жизни, при которой был создан. Покидая пределы «самостийной» Украины он оставлял позади себя целую эпоху, именуемую Советским Союзом.
Офицеры-североморцы, служившие на крейсере, не захотели оставаться в новом государстве. Перед палубными летчиками тоже встал выбор: присягнуть Украине или уйти на Север. Палубные летчики выбирают последнее. Вместе с кораблем и во главе со своим командиром Тимуром Апакидзе южные берега покинули пятнадцать летчиков и более сорока техников 100-го корабельного истребительного авиационного полка, специально сформированного 10 марта 1986 года в Новофёдоровке (Саки) для подготовки кадров для пятого авианосца.
Бегство – такое определение, пожалуй, наиболее точно отражает обстановку, которая вынудила командование Военно-Морского флота России, мягко выражаясь, тайком увести ТАВКР «Кузнецов», а, попросту говоря, приказать командиру авианосца бежать в Заполярье от ставших негостеприимными украинских берегов. Это было непростое и по международным меркам скандальное решение, продиктованное смутным временем, охватившим сухопутные войска, военно-воздушные силы и военный флот некогда могучего Советского Союза.
Распадалась огромная страна, бывшие союзные республики  лихорадочно делили боевую технику, объявляли своей собственностью воздушные армии, военно-морские базы, полигоны, делили самолеты, ракетные комплексы, корабли…

  Помощник командира авианесущего крейсера по живучести капитан 2 ранга ВИКТОР   Леонидович КАНИШЕВСКИЙ, живой свидетель и очевидец тех героических событий, так рассказывает об этом:

  «Как сейчас помню ажиотаж того осеннего дня, когда  на «Кузнецове», по возвращению из полигона, где летчики палубной авиации  в ходе летно-конструкторских и государственных испытаний отрабатывали взлеты и посадки на авианосец, получили телеграмму президента Украины Кравчука. В ней объявлялось, что корабль является собственностью Украины, что до принятия правительственного решения он должен оставаться на Севастопольском рейде. Разбившись группами по каютам, офицеры, да и просто матросы гадали,  как на это отреагируют президент России Б. Ельцин, Главком ВМФ В. Чернавин, командующий Северным флотом Ф. Громов?
— Я никак не могу взять в толк: зачем  Украине с ее закрытым Черным морем корабль, предназначенный для океанской службы? Если уж так ей хочется иметь авианосец, то пусть «Варяг» достраивает или «Ульяновск» – недоумевал командир БЧ-5 капитан 1 ранга Андрей  Утушкин.  – Это чистейшей воды     политиканство…
—  Не без того, – соглашался с ним замполит капитан 1 ранга Владимир Иванов. — Только Россия ни за  что не отдаст «Кузнецова».
Однако принятая незадолго до злополучной телеграммы  декларация о независимости Украины уже разрушила, казалось бы, несокрушимое морское братство экипажа авианосца. Часть офицеров и мичманов, семьи которых находились в Севастополе,  не скрывала своего желания служить под украинским «трезубцем», а потому откровенно радовались телеграмме.  Мол, зачем на Севере гробить такой прекрасный корабль. Ему надо базироваться поближе к ремонтной базе. А она для авианосца имеется   только   в    Николаеве.
В Заполярье, действительно, обслуживать «Кузнецова» было некому. Но у нас в Североморске остались семьи, потому как авианосец со дня закладки предназначался для Северного флота и комплектовался североморцами. Мы, естественно, рвались в Заполярье – домой. И таких было большинство. В их числе  оказался и я.  А главное – мы,  во что бы то ни стало, хотели вернуть    авианосец    России.
— Подумаешь, будем стоять не на теплом Севастопольском рейде, а на  Североморском, – горячился мой сосед по каюте капитан 3 ранга Павел Сторчак. В Североморске у него осталась жена-красавица Елена и дочь,  по которым он очень скучал и с которыми почти ежедневно переговаривался по телефону космической связи. Телефон этот, кстати, очень хорошая штука. За сутки записываешься, и тебе на пять минут корабельные связисты дают возможность поговорить с теми, кого ты хотел услышать.
Несмотря на полученный из Киева запрет, мы на рассвете все же  покинули рейд и прибыли в район Феодосийского полигона для отработки посадок и взлетов палубных самолетов, летчики которых обычно ночевали на берегу.  Испытания осуществлялись в динамике. Авианосец шел заданным курсом, к нему приближались взлетевшие с аэродрома в Саках палубные истребители Су-33к и МиГ-29к, гасили скорость, точно нацеливались на срез кормы «Кузнецова» и, ухватившись специальным крюком за аэрофинишер, с ревом турбин садились на палубу, пробежав по ней  всего   несколько   десятков    метров.
Несмотря на то, что такая работа продолжалась уже не один месяц,  нельзя было равнодушно смотреть, как стреловидная железная птица сначала опускается с неба или на форсаже устремляется к «трамплину» на носу авианосца и, промчавшись 80 метров по палубе, взмывает в голубую высь. Еще более красочной картиной были ночные полеты. За два месяца такой работы более сотни «сушек» и «мигов» осуществили 500 посадок и взлетов на стальную палубу. Мы уже по «почерку» знали, как садится пилот-легенда, пионер палубной авиации заслуженный летчик испытатель Виктор Пугачев, командир авиадивизии полковник Иван Бахонко, командир эскадрильи Константин Кочкарев, летчики Ярослав Чибир, Игорь Кожин, Виктор   Дубовой   и    другие.
В такие моменты особенно остро испытываешь гордость за первый у нашей Родины авианосец, служить на котором не только престижно, но и считалось за честь: отбор офицеров и мичманов проводился на конкурсной основе,  а  все воинские звания по должности на ступень выше. Первым командиром «Кузнецова» стал капитан 1 ранга Виктор Павлович Ярыгин. На этом плавучем авиагородке, способном  нести на себе смешанную авиадивизию, включая вертолетный полк,  у меня была должность помощника командира ТАВКР по живучести. Другими словами отвечал за то, чтобы громадный корабль длиной 302 , шириной 70 метров и водоизмещением более 55 тысяч тонн, населенный 6-ю тысячами моряков и летчиков,  в самых критических ситуациях оставался на плаву».

Приказано   идти   на    Север…

«Киев молчал. Из Заполярья тем временем пришла радиодепеша о том, что в Крым  вылетел первый заместитель командующего Северным флотом вице-адмирал Юрий Устименко.  В Севастопольскую бухту нас не пускали, после того как ТАВКР «Адмирал Горшков» под напором шквального ветра чуть не разворотил своей мощной кормой всю причальную стенку. Долгожданный гость прибыл на авианосец катером. Несмотря на поздний час, был сыгран большой сбор. 

Поздоровавшись с экипажем, вице-адмирал с украинской фамилией и украинскими корнями, что тогда, замечу, даже не вызывало у офицеров ТАВКРа никаких раздумий, распорядился распустить моряков, а командиру приказал немедленно сниматься с якоря. Ярыгин начал было объяснить, что две трети офицеров и мичманов, а так же сдаточная команда  остались на берегу, и  прибудут  катерами  завтра    утром.
— Ничего, и без них справимся, – решительно заявил рыжий гость. И добавил: – Они нас на поезде обгонят. Выходим немедленно…
— А как  же самолеты, которые остались в Саках? –  заволновался замполит    Иванов.

5494939

1 декабря 1991 года в 21 час на борт «Кузнецова» поднялся первый заместитель командующего Северным флотом вице-адмирал Юрий Гаврилович Устименко и приказал командиру корабля капитану 1 ранга Ярыгину срочно сниматься с якоря и идти в Северодвинск. Ю.Г. Устименко умер 3 января 2014 года, покончив жизнь самоубийством

- Сами прилетят в Сафоново, – успокоил Устименко. По решительному тону гостя  можно было сделать вывод, что он получил приказ  увести «собственность Украины» на Север не только от командующего Северным флотом Ф. Громова, но и самого Главкома ВМФ В. Чернавина.  А, может, и самого министра обороны. Значит, Москва дала «добро!» Словом, офицеры управления авианесущего крейсера почувствовали себя участниками необъявленной размолвки между двумя,  вчера еще взаимозависимыми, столицами. В 23.40, не подавая никаких сигналов, авианосец в кромешной темноте покинул  Севастопольский рейд и взял курс на Босфор. Когда берег оказался далеко за кормой, включили ходовые огни».

Прощай,    Стамбул!

«К турецкому проливу шли 30-ти узловым ходом. На рассвете показались предместья Стамбула, а затем и его знаменитый мост через Босфор, на подходе к которому  к нам пристроился тихоходный буксир-спасатель с советским Военно-морским флагом.

4750121

Проход ТАКР «Адмирал Кузнецов» в 1991 через Босфор

  Заявки турецким властям на проход проливной зоны, которые, согласно Конвенции о режиме черноморских проливов, заключенной в швейцарском местечке Монтре в 1936 году, наше консульство в Стамбуле не подавало. Об этом, конечно, Устименко знал, как знал, что нет в этой конвенции и статей, категорически запрещающих проход без заявок. Он приказал сбавить ход до 20 узлов и идти с такой скоростью. В это время я находился в центральном командном пункте, расположенном на десять этажей ниже ходового мостика. Но три десятка наружных телекамер давали полную картину происходящего вокруг «Кузнецова». Громада авианосца, почти впритык к берегам, как между Сциллой и Харибдой, прошла под мостом и устремилась в Мраморное море. В моей офицерской службе это был третий проход Босфора и Дарданелл. Первый раз я увидел Стамбул с палубы БПК «Сообразительный» в 1982 году. Второй раз на нем же – в 1985 году. И вот снова, спустя шесть лет, теперь уже на экранах мониторов передо мной знакомая панорама. Турки проходу не препятствовали. Даже привычный в таких случаях катер-разведчик под турецким флагом отсутствовал. Вдоль борта сновали только мелкие катера. Нас фотографировали, приветствовали взмахами рук, улыбались. Чувствовалось, что владельцы суденышек поражены необычными контурами «Кузнецова». Особенно «трамплином» на баке – изобретением отечественных конструкторов, позволяющим взлетать самолетам без катапульты. Уже на выходе из пролива с буксира подали сигнал: «Человек за бортом». Оказывается, несколько моряков с авианосца сбросили спасательный плотик и попытались вплавь добраться до турецкого берега.  Команда буксира их выловила и доставила на «Кузнецов». Беглецы, а ими оказались матросы срочной службы, были посажены в карцер, где и находились до самого прихода в поселок Видяево. Позже все они дослужили свой срок и уехали на Украину. Один из них, как мне известно, через год или два написал на корабль покаянное письмо и очень сожалел, что не остался в России. Так как почти две трети офицеров и мичманов остались в Севастополе – нагрузка на оставшихся на авианосце моряков, естественно, возросла. Во многих подразделениях была отработана взаимозаменяемость, потому  особых проблем с несением вахт не было. Средиземное море «полуэкипаж», можно сказать, проскочил на одном дыхании. Но перед Гибралтаром произошла непредвиденная задержка. Авианосец на все четыре винта намотал сорванные штормом  рыболовные сети, да так плотно, что потерял ход и бросил якорь. Четверо суток корабельные водолазы и часть офицеров, в том числе и я, поочередно спускались под воду, чтобы срезать водолазными ножами капроновые путы».

Маневры   в   Бискайском    заливе…

  Уже у Гибралтара российский боевой корабль попытались задержать сначала американцы (американская авианосная группа имитировала боевые атаки на корабль и сбрасывала по курсу его движения учебные бомбы), затем – англичане. Однако, нервы у российских моряков не дрогнули…

ВИКТОР КАНИШЕВСКИЙ: «За Гибралтаром нас встретил американский авианосец «Джордж Вашингтон», экстренным порядком вышедший из Норфолка. Его, в отличие от нас, сопровождало полтора десятка кораблей охранения. Не церемонясь, они развернули масштабные учения, начали имитировать атаки. Их самолеты проносились на опасной высоте над настройками «Кузнецова», а в нескольких десятках кабельтовых по курсу и на траверзе вспучивались фонтаны от учебных бомбометаний. Один из американских  вертолетов даже предпринял попытку сфотографировать через кормовое открытие внутренности авиационного ангара «Кузнецова». В азарте он чуть было не влетел внутрь гигантского помещения. Но в это время крейсер резко увеличил ход, и вертолет закачало на спутной волне воздуха за кормой авианосца.

Amerikanskiy-avianosec

Американский авианосец «Джордж Вашингтон»

Но и после этого американцы не свернули необъявленные двусторонние маневры. На волнах закачались противолодочные буи, сбрасываемые вертолетами с «Джордж Вашингтона» по курсу «Кузнецова». Наверное, думали, что нас сопровождает атомная подводная лодка. Никакой подлодки, разумеется, не было – мы шли в гордом одиночестве. С каким сожалением мы вспоминали в эти минуты наши «сушки» и «миги». Эх, их бы сюда! С каким бы азартом наши асы продемонстрировали янки свое мастерство – на Атлантической волне уверенно седлать стальной плавучий аэродром. Чтобы хоть как-то оградить себя от нахальных выпадов, мы подали сигнал: «Провожу учения» и подняли два имевшихся на борту вертолета Ка-27ПС.

zve7247-800x500

Поисково-спасательный вариант вертолета Ка-27ПС

  Тем временем встретивший нас в назначенной точке за Гибралтаром СКР  «Задорный» стал азартно охотиться за американскими буями, делая порой весьма дерзкие циркуляции вокруг кораблей охранения.

149480936

СКР «Задорный» в дальнем походе

Наконец, американский авианосец с эскортом ушел на запад, передав эстафету слежения английскому фрегату. Тот «вел» нас до Норвежского моря, где его сменил уже норвежский сторожевик, который и шел с нами до Нордкапа. А до  Кольского залива мы постоянно наблюдали на траверзе большой разведывательный корабль норвежских ВМС «Марьятта».

Щелкните мышкой для просмотра следующей фотографии

В Средиземном море во время перехода на СФ в сопровождении ЭМ DD-989 «Дейо» ВМС США. 10 декабря 1991 года.

…Здравствуй, Заполярье!

«Весь переход от «негостеприимных украинских берегов» до Заполярья занял 27 суток. Встретили нас в поселке Видяево как героев все командование Северного флота, объединения и соединения. Среди заснеженных сопок Заполярья играл  духовой оркестр. Звучали  торжественные приветствия и слова благодарности за высокую профессиональную подготовку и верность воинскому долгу…
К дню прихода, оказывается, в Видяево для «Кузнецова» успели установить плавучий причал, который строили северодвинские корабелы. На целых  три года он стал родным домом для авианесущего  крейсера и всего экипажа. А то, что «Кузнецов» – единственный в мире авианосец, базирующийся в Заполярье, вызывал у нас чувство гордости и какой-то неопределенности. Что же будет со снабжением, ремонтом, обеспечением и…»

 27 декабря «Адмирал Кузнецов» пришвартовался в Северодвинске. 20 января 1991 года приказом командующего Северным флотом тяжелый авианесущий крейсер «Адмирал Флота Советского Союза Кузнецов» был включен в состав 43 дивизии ракетных крейсеров с базированием в Видяево. Таким образом, авианесущий крейсер вошел в состав первой линии, самых боевых кораблей.
А в действительности, он только один раз выходил в дальний поход на боевую службу в Средиземное море и два раза выходил в Атлантику в составе корабельной авианосной группы. Большую же часть времени он простоял у причала, потихоньку  «сжигая»  собственный моторесурс.
Нам достался осколок огромной империи, содержать и выводить в море который удается лишь изредка и ценою огромных усилий и напряжения всех имеющихся ресурсов флота.
Сложная политическая обстановка, воцарившаяся после распада СССР, привела к тому, что испытания корабля и ввод его в строй как полноценной боевой единицы надолго затормозилось.

379350d292a1Второй командир контр-адмирал И.Ф.Санько командовал кораблем с 1992 по 1995 год.

  Лишь осенью 1992 года удалось вывести корабль в Баренцево море для проведения летных испытаний и вывоза летчиков на Су-25УТГ.
Потеря «Нитки», отошедшей после провозглашения независимости Украине, привела к тому, что единственной возможностью подготовки палубных лётчиков стали полёты с палубы корабля. Единственный созданный в СССР комплекс «Нитка» находится на аэродроме Новофедоровка (близ города Саки в Крыму). После распада СССР комплекс перешел к Украине. Однако очевидная нерациональность подобного подхода, тратившего ресурс авианосца, заставила искать пути возвращения к использованию наземного комплекса.

8981169

Ночной взлет Су-33 с трамплина Т-2 (НИТКА. Саки-4). Автор: В.Друшляков

Соглашение между правительствами Украины и России об использовании полигона взлетно-посадочных систем «Нитка» было подписано в феврале 1997 года. В результате переговоров на правительственном уровне удалось достичь договорённости об аренде комплекса «Нитка», и после расконсервации всех установок на нём возобновили полёты. Сообщалось, что ежегодная стоимость аренды полигона обходится России, в среднем, в 700 тысяч долларов. К этому времени в Улан-Удэ была выпущена малая серия Су-25УТГ.

  Авиационный комплекс «Нитка» (НИТКА — наземный испытательный тренировочный комплекс авиационный) используется для подготовки летчиков палубной авиации. Этот тренажер представляет собой аэродром со стальным летным полем в виде корабельной палубы, оборудованный трамплином и аэрофинишерами. Габариты летного поля эквивалентны габаритам летной палубы тяжелого авианесущего крейсера «Адмирал флота Советского Союза Кузнецов».

Комплекс оснащен взлетно-посадочным блоком (ВПБ) с аэрофинишерами (устройства для торможения самолета при посадке на палубу авианесущего корабля), трамплинами и разгонным устройством — катапультой. Таким образом, на нем можно отрабатывать как взлет, так и посадку на авианосец.

kiev1

Наземный испытательный тренировочный комплекс корабельной авиации «Нитка»

«Уникальность «Нитки» заключалась в том, что невозможно иметь палубную авиацию, не имея подобного наземного полигона для тренировки летчиков. Он у нас был, у американцев есть, имеется у англичан. Китай недавно построил самостоятельно подобный объект. А Индия возводит его с помощью российской стороны.

Кроме того, на «Нитке» имеется недостроенная часть. Это катапульта. Уже завезли даже блоки для этой катапульты, все делали, но не успели достроить — СССР развалился. Должны были установить катапульты на атомном авианосце «Ульяновск», а их собирали и испытывали в Крыму», — рассказал инженер-судостроитель, бывший начальник конструкторского бюро в отделе главного конструктора Черноморского судостроительного завода в Николаеве по авианесущим кораблям и наземному комплексу испытаний корабельной авиации «Нитка» Валерий Бабич.

Имелась и система имитации различных погодных условий. Так, во взлетно-посадочный блок были интегрированы паровые машины, к которым поступала морская вода. Обращенная в пар вода, в свою очередь, подавалась на цилиндры, работа которых позволяла симулировать качающуюся на волнах палубу. В целом большинство механизмов, установленных на «Нитке», действовало как раз за счет парогенераторов, что благодаря близости моря позволяло не тратить большое количество средств на другие энергоносители.

1363355010_398047038

Строящийся на Кубани в городе Ейске, российский аналог советского авиатренажерного комплекса «Нитка». Здесь создается центр подготовки летчиков морской авиации. Предполагалось, что комплекс окончательно будет построен уже к 2020 году, а частично функционировать он начал уже в июле 2013 года.

Вхождение Крыма в состав России не только облегчит жизнь группировке Черноморского флота ВМФ России, базирующейся в Севастополе, но и позволит российским военным вновь получить доступ к уникальному в своем роде тренажеру палубной авиации «Нитка», который бесплатно возвращается в собственность Вооруженных сил России .

«Конечно, сейчас крымский объект можно использовать. Ничего там не разрушили. «Нитка» использовалась в штатном режиме для тренировки летчиков. Однако столько лет прошло, его нужно доводить, проверить, чтобы оборудование работало. Он пригоден для испытаний. Но необходимо сделать технический регламент, и довольно большой», — заключает Валерий Бабич.

21 марта 2015 года, Главный штаб ВМФ России сделал официальное заявление, согласно которому полигон «Нитка» ожидает глубокая модернизация. «Годы, проведенные под юрисдикцией украинского военного ведомства, стали самыми проблемными для состояния объекта. Фактически за это время выжимали все, не вкладывая каких-либо средств для поддержания его в должном состоянии», — заявил представитель Главного штаба ВМФ. Предполагается, что «Нитка» будет модернизироваться применительно к проекту нового российского авианосца.

TASS_1402982-pic510-510x340-39640

Российская палубная авиация возвращается на «Нитку». Су-27КУБ взлетает с трамплина

Летом 1994 года первая группа из десяти строевых лётчиков уже переименованного к тому времени 279-го корабельного истребительного авиационного полка (КИАП) под командованием Героя РФ Т.А. Апакидзе приступила к тренировкам на серийных Су-27К (Су-33) и Су-25УТГ.

  В июле – августе 1994 года было осуществлено 167 посадок на наземный блок и 69 взлётов с трамплина. Такой интенсивности полётов не достигали даже в прежние времена, но именно это позволило в кратчайшие сроки подготовить пилотов к самостоятельным полётам с корабля. Командир полка Т.А. Апакидзе первым среди строевых летчиков морской авиации совершил самостоятельную посадку на палубу нового корабля.

201qVUo

Герой России, лётчик-снайпер, генерал-майор авиации Апакидзе Тимур Автандилович – командир 57-й смешанной корабельной авиационной дивизии Военно-воздушных сил Краснознамённого Северного флота

К концу лета все 24 построенных Су-27К (Су-33) перебазировали в Североморск — порт приписки «Кузнецова», где они вошли в состав корабельного истребительного авиаполка.
31 августа И. С. Кожин первым из подготовленной десятки совершил посадку на ТАВКР «Адмирал Флота Советского Союза Кузнецов» за ним следом — В. В. Дубовой и К. Б. Кочкарев. В последующие дни на палубу привели свои самолёты Г. Б. Рыжов, П. Э Подгузов, А. А. Абрамов и другие лётчики.

Летчики полка, первыми освоившие посадку на ТАКР "Адмирал Кузнецов" (слева направо): подполковники К.Кочкарев, Г.Рыжов, И.Кожин, полковник Т.Апакидзе, подполковник В.Дубовой, майоры А.Абрамов, П.Подгузов

Летчики полка, первыми освоившие посадку на ТАКР «Адмирал Кузнецов» (слева направо): подполковники К.Кочкарев, Г.Рыжов, И.Кожин, полковник Т.Апакидзе, подполковник В.Дубовой, майоры А.Абрамов, П.Подгузов.

После трёх-пяти повторных посадок пилоты приступили к отработке задач на перехват воздушных целей над Баренцевым морем. 9 мая 1995 г. пять самолётов этого полка участвовали в воздушном параде над Поклонной горой в Москве, посвященном 50-летию Победы во Второй мировой войне Перед этим во второй половине апреля группа из восьми самолётов прибыла для тренировок на авиабазу Кубинка.
Парадный строй палубных истребителей возглавлял к тому времени уже командир 57-й СКАД (смешанной корабельной авиационной дивизии) полковник Т. А. Апакидзе, которому позднее было присвоено звание генерал-майора авиации.                                                                                                                    

d6dac17021c0

Летом 1995 года шесть Су-27К (Су-33) и два Су-25УТГ были перебазированы в Крым, где по отработанной в предыдущем году схеме предстояло восстановить навыки первой группы и обучить взлёту и посадке в приближенных к корабельным условиях следующую группу. За 11 лётных смен было выполнено 398 полётов, в ходе которых произвели 797 касаний наземного блока, 125 зацеплений и 74 взлёта с трамплина. По результатам интенсивной подготовки ещё одна группа лётчиков получила допуск к посадке на корабль.

72319917f2e5

Третий командир,  контр-адмирал А.В.Челпанов командовал кораблем с 1995 года по 2000 год.

Тем временем ТАВКР прошёл заводской ремонт в Мурманске, и в октябре были проведены первые широкомасштабные учения с участием палубных истребителей авиации Северного флота. Это явилось своеобразным экзаменом перед дальним походом корабля в Средиземное море.

Щелкните мышкой чтобы уменьшить картинку

На боевой службе. 1995 год (на врезках — испытания ПКРК «Гранит»).

 

                                     

 

К записи "Статья №11. Тяжелый авианесущий крейсер проекта 1143.5 «Адмирал Флота Советского Союза Кузнецов». Часть 2. «Адмирал Кузнецов» покидает Севастопольский рейд." оставлено 2 коммент.

  1. Михаил:

    В этой статье есть ошибки. И фото командиров нарезал лично я. А Вами они взяты без моего уведомления, с сайта http://takr-kiev.ucoz.com/.Если хотите исправить ошибки и неточности обращайтесь. С уважением

Оставить свой комментарий

Счетчик
Полезное видео
Новостная рассылка сайта
Наверх